Меню Рубрики

Какой ученый изучал витамин с

Прошло уже более ста лет с того момента, как витамины вошли в жизнь почти каждого жителя планеты. Однако немногие знают, что всего 13 комбинаций веществ относятся к таковым. Остальные же считаются лишь их подобием. Чем опасны для организма синтезированные витамины? Какова история открытия витаминов и их значение?

Итак, что же такое витамины? Откуда берет свое начало история открытия витаминов? Почему они необходимы для полноценного жизнеобеспечения?

В отличие от углеводов, аминокислот и полиненасыщенных жирных кислот, витамины не несут энергетической ценности для организма, однако способствуют нормализации обмена веществ. Способом попадания их в организм является прием пищи, добавок и солнечных ванн. Применяются для нейтрализации дисбаланса или нехватки полезных микроэлементов. Главными их функциями являются: помощь колиферментам, соучастие в урегулировании метаболизма, препятствование возникновению неустойчивых радикалов.

История открытия витаминов продемонстрировала, что данные вещества различны по своему химическому составу. Но, к сожалению, они не способны вырабатываться организмом самостоятельно в нужном количестве.

Всякий витамин по-своему уникален, и ему нельзя найти замену. Все объясняется специфическим набором функций, которые присущи только одному отдельно взятому веществу. Поэтому, если организм ощущает нехватку какого-то витамина, возникают очевидные последствия: витаминная недостаточность, нарушение обмена веществ, заболевание.

Поэтому важно правильно, разнообразно и насыщенно питаться, включая в свой рацион ежедневно хотя бы минимум продуктов, обогащенных полезными микроэлементами.

Например, витамины, относящиеся к группе В, влияют на правильную работу нервной системы, поддерживают работу иммунной системы, помогают организму своевременно заменять и обновлять клетки.

Но не стоит пугаться, если вы заметили, что ваша пища недостаточно насыщена витаминами. Большая часть современных людей испытывает их дефицит. Для восполнения нужного баланса стоит не только правильно питаться, но и применять комплексные витаминные препараты.

Представьте, до конца 19 века многие люди даже и не знали о таком понятии, как витамины. Они не просто страдали от недостатка полезных веществ, но и тяжело заболевали, и нередко умирали. Как произошло открытие витаминов? Кратко попробуем рассказать о работах врачей, об их наблюдениях и открытиях в этой области.

Самыми распространенными заболеваниями «довитаминных» эпох были:

  • «Бери-бери» — недуг, поразивший жителей Юго-Восточной, Южной Азии, где основным источником питания был шлифованный, обработанный рис.
  • Цинга – болезнь, забравшая жизни тысячи мореплавателей.
  • Рахит, которым ранее болели не только дети, но и взрослые.

Люди умирали целыми семьями, корабли не возвращались из плаванья из-за гибели всех членов экипажа.

Это продолжалось до 1880 года. До того момента, когда Н. И. Лунин пришел к мысли, что многие продукты питания содержат в своем составе вещества, жизненно необходимые для человека. Причем данные вещества незаменимы.

История открытия витаминов содержит многочисленные факты, указывающие на миллионные потери. Причиной смертей стала цинга. В то время эта болезнь была одной из самых страшных и смертельных. Никто даже и подумать не мог, что виной всему — неправильный рацион и нехватка витамина С.

Согласно примерным подсчетам историков, цинга только за время географических открытий унесла свыше миллиона моряков. Характерным примером можно назвать экспедицию в Индию, проходившую под надзором Васко де Гама: из 160 членов команды большая часть заболели и умерли.

Дж. Кук стал первым путешественником, который вернулся в том же командном составе, что и отбыл от пристани. Почему члены его экипажа не подверглись судьбе многих? Дж. Кук внес в их дневной рацион кислую капусту. Он последовал примеру Джеймса Линда.

Начиная с 1795 года продукты растительного происхождения, лимоны, апельсины и другие цитрусовые (источник витамина С), стали обязательным составляющим «продуктовой корзины» моряков.

Мало кто знает, какую тайну хранит в себе история открытия витаминов. Кратко можно сказать так: пытаясь найти путь к спасению, ученые врачи ставили эксперименты над людьми. Радует одно: они были достаточно безобидны, но далеко не гуманны с точки зрения современной морали и нравственности.

Опытами над людьми прославился в 1747 шотландский врач Дж. Линд.

Но к этому он пришел не по собственному желанию. Его вынудили обстоятельства: на корабле, на котором он служил, разразилась эпидемия цинги. Пытаясь найти выход из сложившегося положения, Линд выбрал два десятка больных моряков, разделив их на несколько групп. На основании проведенного деления производилось лечение. Первой группе вместе с привычной едой подавали сидр, второй — морскую воду, третьей — уксус, четвертой — цитрусовые. Последняя группа – единственные, кто выжил из всех 20 человек.

Однако человеческие жертвы были не напрасны. Благодаря опубликованным результатам эксперимента (трактат «Лечение цинги») было доказано значение цитрусовых для нейтрализации цинги.

История открытия витаминов кратко повествует об истоках самого термина «Витамин».

Считается, что прародителем является К. Функ, выделивший витамин В1 в кристаллическом виде. Ведь именно он дал своему препарату название vitamine.

Далее эстафетную палочку преобразований в области понятия «витамин» взял Д. Драммонд, предположивший, что нецелесообразно называть все микроэлементы словом, содержащим букву «е». Объяснив это тем, что не все они содержат аминовую кислоту.

Именно так витамайны приобрели привычное для нас название «витамины». Оно состоит из двух латинских слов: «vita» и «амины». Первое означает «жизнь», второе включает наименование азотистых соединений аминогруппы.

В постоянный обиход слово «витамин» вошло лишь в 1912 году. Дословно оно означает «вещество, необходимое для жизни».

Николай Лунин стал одним из первых, кто задумался о роли веществ, получаемых из продуктов питания. Научное сообщество того времени гипотезу русского врача приняло в штыки, она не была воспринята всерьез.

Однако факт необходимости определенного рода минеральных соединений первым выяснил никто иной, как Лунин. Открытие витаминов, их незаменимость другими веществами он выявил опытным путем (в то время витамины еще не носили своего современного названия). Подопытными были мыши. Рацион одних состоял из натурального молока, а других — из искусственного (молочных компонентов: жира, сахара, солей, казеина). Животные, принадлежащие ко второй группе, заболевали и скоропостижно умирали.

На основании этого Н.И. Лунин сделал вывод, что «. в молоке, помимо казеина, жира, молочного сахара и солей, содержатся еще другие вещества, незаменимые для питания.»

Тема, поднятая биохимиком Тартусского университета, заинтересовала К.А. Сосина. Он провел эксперименты и пришел к идентичному с Николаем Ивановичем выводу.

Впоследствии теории Лунина нашли отражение, подтверждение и дальнейшее развитие в трудах зарубежных и отечественных научных деятелей.

Далее история учения о витаминах продолжится работами японского врача Такаки. В 1884 году он высказался насчет одолевавшей японских жителей болезни «бери-бери». Истоки заболевания были найдены спустя годы. В 1897 году ирландский врач Христиан Эйкман пришел к выводу, что, шлифуя рис, люди лишают себя необходимых полезных веществ, которые входят в состав верхних слоев неочищенных зерен.

Через долгие 40 лет (в 1936 году) был синтезирован тиамин, нехватка которого становилась причиной «бери-бери». К тому, что такое «тиамин», ученые тоже пришли не сразу. История открытия витаминов группы В началась с выделения из рисовых зерен «амина жизни» (иначе витамайн или vitamine). Произошло это в 1911-1912 годах. В период с 1920 по 1934 ученые вывели его химическую формулу и назвали «анейрин».

Если рассматривать такую тему, как история открытия витаминов, то можно заметить, что изучение проходило медленно, но непрерывно.

Например, авитаминоз А стал детально исследоваться только с 19 столетия. Stepp (Степп) выявил мотиватор роста, который входит в состав жира. Произошло это в 1909 году. И уже в 1913 г. Мак-Коллер и Дэнис выделили «фактор А», спустя годы (1916) его переименовали в «витамин А».

Начало изучению витамина Н было положено еще в 1901 г., когда Уильдьерс выявил вещество, способствующее росту дрожжей. Он предложил дать ему название «биос». В 1927 г. был выделен овидин, названный «фактором Х», или «витамином Н». Этот витамин тормозил действие вещества, содержащегося в некоторых продуктах. В 1935 году биотин был кристаллизован из яичного желтка Кеглем (Kegl).

После экспериментов Линда над моряками целое столетие никто не задумывался, по какой причине человек заболевает цингой. История возникновения витаминов, а точнее история исследования их роли, получила дальнейшее развитие только в конце 19 века. В.В. Пашутин выяснил, что болезнь моряков возникала из-за отсутствия в пище определенного вещества. В 1912 г., благодаря проводимым над морскими свинками пищевым опытам, Хольст и Фрелих узнали, что появлению цинги препятствует вещество, которое через 7 лет стало именоваться витамином С. 1928 год ознаменован выведением его химической формулы, в результате была синтезирована аскорбиновая кислота.

Роль и значение витамина Е начали изучать позднее всех. Хотя именно он играет решающую роль в репродуктивных процессах. Изучение этого факта началось только в 1922 г. Опытным путем было выявлено, что если из рациона подопытных крыс исключали жир, то зародыш погибал во чреве. Данное открытие сделал Эванс. Первые известные препараты, относящиеся к группе витаминов Е, были экстракцинированы из масла ростков зерен. Препарат был назван альфа- и бета-токоферолом, произошло данное событие в 1936 г. Спустя два года Каррер провел его биосинтез.

В 1913 году было положено начало изучения рибофлавина и никотиновой кислоты. Именно этот год ознаменован открытием Осборна и Менделя, доказавшим, что в молоке содержится вещество, которое способствует росту животных. В 1938 г. была выявлена формула данного вещества, на основании чего был произведен его синтез. Так был открыт и синтезирован лактофлавин, сейчас рибофлавин, известный также как витамин В2.

Никотиновая кислота была выделена Функом из рисовых зерен. Однако на этом его изучение и остановилось. Лишь в 1926 году был открыт антипеллагрический фактор, впоследствии получивший название никотиновой кислоты (витамин В3).

Витамин В9 был выделен в виде фракции из листьев шпината в 30-х годах Митчелом и Снелом. Вторая мировая война затормозила открытие витаминов. Кратко дальнейшее изучение витамина В9 (фолиевая кислота) можно охарактеризовать как стремительно развивающееся. Сразу же после войны (в 1945 г.) был произведен его синтез. Произошло это через выделение из дрожжей и печени птероилглютаминовой кислоты.

В 1933 г. был расшифрован химический состав пантотеновой кислоты (витамин В5). А в 1935 году были опровергнуты выводы Гольдберга о причинах пеллагры у крыс. Оказывается, что болезнь возникала из-за отсутствия пиродоксина, или витамина В6.

Самым последним выделенным витамином из группы В является кобаламин, или В12. Экстрагирование антианемического фактора из печени произошло лишь в 1948 году.

История открытия витамина Д ознаменована разрушением ранее существовавших научных открытий. Элмер Макколум пытался внести ясность в собственные труды о витамине А. Пытаясь опровергнуть выводы, сделанные ветеринаром Эдвардом Мелланби, провел эксперимент над собаками. Больным рахитом животным он давал рыбий жир, из которого был удален витамин А. Его отсутствие не сказалось на выздоровлении питомцев — они по-прежнему излечивались.

Витамин D можно получать не только из продуктов питания, но и благодаря солнечным лучам. Это доказал А.Ф. Гесс в 1923 году.

В этом же году положено начало искусственному обогащению жирных продуктов кальциферолом. Облучение ультрафиолетом практикуется в США по сей день.

Вслед за раскрытием факторов, препятствующих возникновению болезни «бери-бери», последовали исследования витаминов. Не последнюю роль в этом сыграл Казимир Функ. История изучения витаминов гласит, что он создал препарат, состоящий из смеси водорастворимых веществ, различных по химической природе, но сходных по наличию в них азота.

Благодаря Функу свет увидел такой научный термин, как авитаминоз. Он не только вывел его, но и выявил способы его преодоления и предупреждения. Он пришел к выводу, что витамины являются частью некоторых ферментов, что способствует более легкому их усвоению. Функ в числе первых выработал систему правильного, сбалансированного питания, указав суточную норму необходимых витаминов.

Казимир Функ создал некоторые химические аналоги витаминов, содержащихся в натуральных продуктах. Однако сейчас увлечение людей данными аналогами пугает. За последние полстолетия увеличилось количество онкологических, аллергических, сердечно-сосудистых и прочих заболеваний. Некоторые ученые причину стремительного распространения данных болезней видят в применении синтезированных витаминов.

источник

Дорога к открытию витаминов была усыпана зубами. Нет, не выбитыми в драке — они сами выпадали от цинги. Люди не знали авитаминоза, пока не начали осуществлять длительные морские путешествия: проблемы начались в эпоху географических открытий. Причем от момента обнаружения витаминов до их открытия прошли века.

Еще в Древнем Египте люди столкнулись с куриной слепотой (по-научному — гемералопией), нарушениями зрения в условиях плохой освещенности, и нашли решение этой проблемы. Людям, страдавшим от куриной слепоты, давали есть куриную печенку — и они выздоравливали. То, что гемералопия вызывается дефицитом в организме витамина А, а куриная печенка — как раз хороший источник этого витамина, узнали через две с лишним тысячи лет, в XX веке.

Во времена эпохи географических открытий у моряков появилась очень серьезная проблема. Их корабли уходили в море на многие месяцы. В море, спустя несколько недель после ухода из порта, моряки, питавшиеся солониной и хлебом, начинали болеть. Вначале они просто ощущали слабость, потом у них начиналась сыпь, потом начинали выпадать зубы, в выделениях появлялась кровь, начинали легко появляться синяки. Люди слабели, с трудом двигались и при отсутствии лечения умирали.

Болезнь по-медицински назвали Scorbutus. Когда Васко да Гама плыл в 1495 году из Португалии в Индию, из экипажа в 160 человек от цинги умерли около 100 членов экспедиции. Всего за несколько первых веков эпохи географических открытий от цинги умерло, по некоторым подсчетам, свыше миллиона моряков.

Европейские страны осваивали новые земли, их корабли бороздили океаны, а матросы гибли от цинги. Наконец, в XVIII веке врач Джеймс Линд попытался найти способ лечения цинги. Ранее предполагалось, что цинга — заразное заболевание, ведь ею болели люди, жившие рядом, в одном кубрике. В 1747 году доктор Линд решил проверить на больных матросах теорию, что болезнь вызывает нехватка чего-то важного в пище, которую они получают. Больных матросов он разделил на несколько групп, и каждая группа получала некий добавочный продукт. Группа матросов, получавших к основному рациону еще и цитрусовые — выздоровела. Остальные — умерли.

В 1753 году Дж. Линд выпустил «Трактат о цинге», в котором он описал свой эксперимент и предложил добавлять в рацион матросов цитрусовые — лимоны и лаймы. В 1795 году это было сделано. Добавление лаймов в рацион стало причиной прозвища английских моряков «лайми». Вначале добавка в рацион лимонного сока вызвала так называемые «лимонные бунты», в ходе которых матросы выбрасывали за борт бочки с ненавистным им лимонным соком. Однако избавление от цинги стоило того, чтобы проглотить раз в день ложку кислого лимонного сока. Джеймс Линд и его «Трактат о цинге»
Фото: en.wikipedia.org

Читайте также:  Какие витамины для ослабленных волос

Впоследствии в тех местах, где лимоны не растут, были найдены другие способы избежать цинги. Оказалось, что если измельчить еловые иголки и выдавить из них сок, то прием раз в день ложки этой горькой гадости предотвращал цингу. А можно было просто есть квашеную капусту — она тоже спасала от цинги.

В XIX веке в Индонезии свирепствовала болезнь бери-бери. В результате заболевания у людей часто поражался мозг, при другом течении болезни поражалась сердечно-сосудистая система, часто заболевали и умирали дети. Христиан Эйхман
Фото: ru.wikipedia.org

Люди болели и умирали, а возбудителя болезни никак не могли найти. Наконец в 1889 году голландский врач Христиан Эйхман, работавший на острове Ява, обнаружил, что если кур кормить только шлифованным рисом, они заболевают бери-бери. А если им давать рисовые отруби — они излечиваются. Значит, в отрубях содержатся некие вещества, которые нужны человеку, без них он заболевает.

Фредерик Хопкинс, изучавший эту проблему, предположил, что пища, кроме углеводов, белков и жиров, содержит еще какой-то фактор, необходимый для организма. Эти вещества предложили называть витаминами, от «vita» — жизнь, и «amin» — органическое азотсодержащее соединение, амин. Название было предложено в 1911 году, а сами витамины начали обнаруживать только в 20-е годы. Фредерик Хопкинс
Фото: ru.wikipedia.org

Нобелевскую премию за открытие витаминов Эйхман и Хопкинс получили через 40 лет после открытия — в 1929 году, но это было только самое начало на пути научных открытий в этой области.

Хольст и Фрелих сумели в 1912 г. найти то самое вещество, которое лечит цингу, а в 1928-м сумели вывести формулу этого вещества. Вещество назвали витамином С (аскорбиновая кислота, или аскорбинка).

В 1936 году был синтезирован тиамин (витамин В1), недостаток которого служит причиной болезни бери-бери.

В 1922 году в ходе опытов над крысами Г. Эванс и К. Скотт-Бишоп установили, что животные, выкармливаемые только очищенными продуктами (чистыми белками, жирами и углеводами), теряют репродуктивную функцию, а если их покормить листьями салата или добавить масло из зародышей пшеницы, то репродуктивная функция восстанавливается. Они назвали необходимое вещество «фактором Х».

В 1936 году биологу Эвансу удалось этот фактор выделить в чистом виде. он назвал его токоферолом (от др.греч.τόκος — «потомство», и φέρω — «несу»). В 1938 году Паулю Карреру удалось его синтезировать.

Антианемичный фактор (он же — витамин D) был получен в 1948 году. При этом было доказано, что антианемичный фактор вырабатывается организмом человека под воздействием лучей солнца. Позагорал — и не надо тебе антианемичного фактора, организм его сам выработал.

Сегодня ученым известны витамины A, B, C, D, E, K. При этом только подвидов витамина В — с десяток (В1, В2, …, В12). Витамины продолжают открывать — все новые подвиды витаминов давно известных групп.

С витаминами уже в наше время связывают различные заблуждения: например, о том, что употребление витамина С лечит простуду или является профилактическим средством от рака.

В аптеках продаются всевозможные виды комплексов витаминов, их при ОРЗ вместе с лекарствами прописывают врачи. Зимой, во избежание гиповитаминоза, рекомендуется глотать те или иные витаминные таблетки.

А в научно-популярном журнале была заметка, что когда люди потребляют продукты, содержащие, скажем, витамин С, то эффект возникает намного более сильный, чем когда человек просто глотает таблетки с синтетическим витамином С. В таблетках аскорбинки, оказывается, тоже чего-то не хватает по сравнению с настоящим витамином С.

Давайте все же, по возможности, будем есть морковку, а не покупать таблетки с витамином А, есть смородину, а не глотать аскорбинку. А вместо таблеток с витамином D лучше просто больше быть на солнце — и все у нас будет хорошо!

источник

Сегодня исполняется 86 лет с момента открытия витамина С, который играет важную роль в укреплении иммунитета и образовании коллагена. Необходим для роста и восстановления клеток тканей, десен, кровеносных сосудов, костей и зубов, способствует усвоению железа. Большинство живых организмов синтезирует его из глюкозы, а вот человек может получать витамин С только с пищей.

История открытия витамина С связана с цингой, которая возникает в результате его дефицита. В 18-м веке цинга начала активно развиваться у моряков. Заболевание проявлялось общей слабостью, кровоточивостью десен и выпадением зубов, а в отдельных случаях даже приводила к летальному исходу.

Через некоторое время морякам удалось найти средство борьбы с цингой – экстракт сосновой хвои на воде. Тогда они не догадывались, что в этом простом снадобье содержится максимальное количество целебного витамина С.

В 1753 году английский врач морского флота Джеймс Линд предложил в качестве лекарства от цинги лайм и лимоны. Ученый провел исследование и выяснил, что те моряки, которые включали в рацион фрукты и овощи, не страдали от этого заболевания. Линд заметил очень важный факт: если симптомы цинги уже появились, то с помощью овощей и фруктов можно было остановить дальнейшее развитие болезни и предотвратить возможные осложнения.

Первооткрывателем витамина С стал венгерский биохимик Альберт Сент-Дьерди. В 1927 году ему удалось отделить кислоту, что, по его мнению, и была тем самым витамином, спасающим от цинги. Четыре года спустя профессор Питтсбургского университета Чарльз Глен Кинг испытывает на морских свинках добытый из капусты и лимонного сока порошок. Химическая формула его оказалась тождественной веществу Сент-Дьерди. 4 апреля 1932 года состав витамина С официально регистрируется. Название аскорбиновая кислота (происходит от лат. scorbutus – цинга и отрицания «а») появляется немного позже.

Первым ученым, который открыл пользу витамина С для укрепления иммунной системы стал двукратный Нобелевский лауреат доктор Лайнус Полинг. В 1970 году он вывел теорию о том, что регулярное употребление витамина С может предотвращать простудные заболевания.

Суточная норма витамина С

Средняя суточная потребность аскорбиновой кислоты составляет от 60 до 100 мг в зависимости от индивидуальных потребностей. Если необходимо восполнить дефицит витамина С, рекомендуется употреблять его в количестве 500-1500 мг ежедневно.

Интересно, что одна выкуренная сигарета приводит к потере потерей 30 мг аскорбиновой кислоты. А негативные эмоции, испытанные в течение 20 минут, приводят к утрате 300 мг этого витамина.

Следует отметить, что кулинарная обработка существенно снижает количество витамина С в продуктах. Так, в вареной капусте его уже на 50% меньше, тушеной – на 85%, в картофельном супе – на 50%.

Поэтому фрукты, которые содержат витамин С лучше всего запекать. Такие продукты нужно есть как можно быстрее и не хранить долго в холодильнике.

Многие свежие фрукты содержат аскорбиназу – фермент, разрушающий аскорбиновую кислоту. Вот почему в печеных яблоках витамина С содержится больше, чем в свежих. То же самое можно сказать и о квашенной капусте.

Бесспорный лидер по содержанию витамина С – шиповник. На втором месте – черная смородина, облепиха, брюссельская капуста. Стоит обратить внимание и на болгарский перец, киви, томаты, капусту, редис, щавель, крыжовник, хрен, цветную капусту, черемшу, зеленый горошек, белые грибы, лисички и цитрусовые. А вот весной самый полезный продукт, содержащий рекордное количество витамина С – молодая крапива, ее можно добавить не только к пирогам, запеканкам, омлетам, но и традиционно сварить зеленый борщ.

источник

В каждую эпоху истории человечества ценность знаний менялась в зависимости от того, какие культурные и религиозные ценности начинали играть ведущую роль. Информация забывалась и открывалась заново, даже в просвещенном ХХ веке некоторые изобретения делались два, три или больше раз. Отчасти дело в том, что в первой половине ХХ века еще не было средств моментальной связи, отчасти это связано с нежеланием ученых делиться своими идеями, отчасти — со сложностью исследуемого предмета. История открытия витаминов наглядно иллюстрирует последнюю ситуацию — когда разными учеными независимо друг от друга открывались вещества, обладающие различными свойствами. Иногда это оказывался один и тот же витамин. Именно поэтому некоторые из этих веществ известны под разными именами.

Открытие витаминов и изучение их свойств заняло десятилетия долгого труда и не прекращается по сей день. Но в каждом серьезном и важном деле есть мелкие случайности, забавные и грустные моменты, которые могут представлять интерес даже для неспециалистов.

Интерес к взаимосвязи между пищей человека и состоянием его здоровья возник очень давно. Наиболее изученная на данный момент древняя медицина — египетская — предполагала, что для избавления от куриной слепоты необходимо есть большое количество куриной печени. Сейчас известно, что в этом продукте содержится витамин А, который отвечает, в том числе, за сумеречное зрелище.

Неизвестно, как именно догадались до этого древние египтяне, но отрицать их заслугу не стоит. Фактически, их можно назвать первыми известными нам врачами, применявшими витамины для излечения больных. Впоследствии во всех развитых цивилизациях авторитетные врачи и ученые утверждали, что существует прямая связь между состоянием здоровья человека и его рационом.

Середину XVIII века (1747 год) можно назвать началом истории витаминов. Эпоха Великих географических открытий успешно завершилась около века назад, но дальние плавания не стали более редкими. Наоборот, увеличилось количество дальних торговых и экспедиционных рейсов.

В открытом океане, когда не существовало современных методик заморозки и сохранения продуктов и понимания того, что питаться желательно не только мясом и хлебом, людей, долгое время проводящих в открытом море, подстерегала страшная болезнь. Цинга. За двести лет она унесла больше жизней, чем все морские сражения того периода. В 1747 году врач Джеймс Линд, долгое время проведший в плавании, обнаружил зависимость между употреблением матросами кислых продуктов и вероятностью развития у них цинги. Проведя несколько экспериментов, он установил, какие продукты сильнее всего снижают риск заболеть. Однако признания в научном мире его открытие не заслужило.

Лишь в 1923 году была официальна признана зависимость цинги от наличия в организме аскорбиновой кислоты, который, как раз таки, и содержался в отобранных Линдом продуктах. Что интересно, у практиков открытие Линда получило большую распространенность. Возможно, потому что капитанам кораблей были нужны живые и дееспособные матросы на борту.

Благодаря исследованиям небезызвестного Джеймса Кука, уже в конце XVIII лаймы и лимоны (или сок из них) стали обязательной частью рациона английских моряков. Что интересно, Петр I, создавая российский флот, скопировал голландское меню, подразумевавшее обязательное употребление лимонов и апельсинов. Видимо, взаимосвязь между цитрусовыми и цингой была известна и до Линда, он же был первым, попытавшимся её официально описать.

Больше ничего интересного до конца XIX века не происходило. История открытия витаминов продолжилась с исследованиями российского ученого Н. И. Лунина. Он стал первым человеком, предположившим существование в продуктах питания каких-то неизвестных ранее веществ, содержащихся в крайне малых дозах, но необходимых для жизни.

К сожалению, его исследование было встречено с известной долей скепсиса из-за небольшой неточности в диссертации. Дело в том, что эксперимент заключался в наблюдении за двумя группами мышей. Одну из них поили натуральным молоком, вторую — смесью всех известных на тот момент компонентов молока. Эксперимент Лунина продемонстрировал развитие у второй группы болезни бери-бери. Попытки повторить его не показали разницы в здоровье групп мышей.

В чем же было дело? Лунин использовал тростниковый сахар, а другие ученые — молочный, в котором остались небольшие дозы тиамина (витамина В1). Что, собственно, и обеспечило разницу в результатах.

Следующие 49 лет ученые в сотрудничестве и независимо друг от дуга искали, какое же вещество защищает живые организмы от развития бери-бери, открывали и по-разному называли витамин С. А в 1929 году ученые Хопкинс и Эйкман получили Нобелевскую премию за открытие витаминов. К сожалению, заслуги Лунина не были признаны ни российским, ни зарубежным научными сообществами. Сейчас о заслугах этого ученого помнят только в Эстонии. В родном городе улица и переулок названы его в честь, а улица его имени продолжается улицей «Витамийни».

История открытия витамина Е началась в 1922 году. Тогда двое ученых, Герберт Эванс и Кэтрин С. Бишоп, проводили эксперименты над крысами. Группа животных, получавшая питание из животных жиров, соли и дрожжей, полностью лишилась репродуктивной функции. Восстановить ее удалось, добавив к корму масло зародышей пшеницы и салатные листья.

При попытке заменить эти продукты на рыбий жир и пшеничную муку положительный эффект пропал. Так было доказано, что в растительных маслах и зеленых частях растений есть вещество, тесно связанное с детородной функцией. В 1936 году его наконец удалось синтезировать. Несмотря на то, что уже были данные о его антиоксидантных способностях, витамин был назван токоферолом (несущий потомство с греческого языка).

История открытия витамина Д началась с исследования детского рахита. Это заболевание, вызывающее деформацию костей у новорожденных, было настоящим бедствием до первой трети ХХ века. Причем в этом случае объектами изучения выступили не крысы.

Началось все с того, что в 1914 году из рыбьего жира был выделен витамин А. Немного позднее англичанин Эдвард Мелленби обратил внимание на тот факт, что собаки, получающие в пищу рыбий жир, рахитом не болеют. Возникло естественное предположение, что ретинол и есть то вещество, благодаря которому собаки избежали заболевания.

Был проведен еще один эксперимент: в рыбьем жире нейтрализовали витамин А и включили его в рацион больных собак. И снова рахит был побежден. Из этого следовало, что в рыбьем жире есть еще какое-то вещество, которое и помогает бороться с болезнью.

В 1923 году были открыты два важных свойства кальциферола: при облучении некоторых продуктов УФ-лучами в них увеличивается количество витамина, и то, что он способен вырабатываться в коже человека под воздействием того же излучения. Из-за этой способности сейчас некоторые ученые склонны относить его к гормонам. Подробнее о том, как связаны витамин Д и солнце →

Читайте также:  Какие витамины попить для сил

Впервые витамин был открыт в 1929 году ученым из Дании Хенриком Дамом. В ходе эксперимента по выявлению последствий исключения холестерина из корма цыплят он отметил появление у подопытных подкожных кровоизлияний. Ученый стал добавлять очищенный холестерин в корм, но это ни к чему не привело. Но в ходе исследования он обратил внимание на то, что растительные продукты и зерна злаков устранили симптомы.

Вещества, выделенные в ходе эксперимента и отвечающие за свертываемость крови, получили название «витамин К» (Koagulationsvitamin — витамины коагуляции).

Для начала стоит отметить, что все вещества, собранные под маркировкой «В», одинаково необходимы для нормальной работы организма. Если элемент, например, носит шестой номер, это не значит, что он менее важен, чем элемент, возле которого красуется единичка.

История открытия витаминов группы В полна интересных моментов.

Например, витамин В3 имеет целых четыре названия, каждое из которых было дано учеными, открывшими, как им казалось, новое вещество. Впервые оно было изучено как продукт окисления никотина различными кислотами. Так появилось название никотиновая кислота, или ниацин.

Это произошло в конце XIX века, когда о витаминах имели еще довольно смутное представление. В 20-х годах следующего века ученые заинтересовались поиском средства, помогающего справиться с пеллагрой, болезнью трех Д (диарея, дерматит, деменция). Джозеф Голдбергер, автор этой идеи, назвал вещество витамин РР.

В 1937 году группа ученых, возглавляемая Элвейджем, доказала, что предполагаемый витамин РР и ниацин — одно и то же. Так никотиновая кислота была официально признана витамином и заняла свое место в их классификации.

Витамин В6 был открыт только благодаря поискам ниацина, когда ученые последовательно удаляли из рациона лабораторных крыс все вещества, в которых могла содержаться никотиновая кислота. Но это еще не самый интересный момент.

Витамин В7 вообще открывали 4 раза и каждый раз называли по-новому.

Если кратко описывать эту интересную историю, получится следующее:

  • В начале ХХ века из сваренного желтка куриного яйца выделяют новое вещество и называют его «биотин».
  • В 1935 году другая группа ученых обнаруживает это вещество другим методом и называет его коферментом R.
  • В 1939 году его открывают еще раз и дают название витамин Н от немецкого слова Haut (кожа). Причем открытие это было совершено случайно — в рационе лабораторных крыс появились только вареные яйца. Спустя некоторое время у зверьков начала выпадать шерсть, ухудшилось состояние кожи и мышечной ткани. После замен яиц на свежие здоровье крыс пришло в норму.
  • В 1940 году исследователи поняли, что все вышеперечисленные вещества — одно и то же, и назвали его В7.

Поле такой буквально детективной истории можно сказать, что витамину В6 еще повезло. Не менее интересна и случайность, подарившая миру витамин В2.

После того, как было открыто большинство веществ, входящих в эту группу, ученые отметили, что все они по-разному реагируют на высокие температуры. Был проведен ряд исследований, в ходе которых тиамин, моментально разрушающийся при термической обработке, был отделен от витамина В2 (рибофлавина), хорошо переносящего любые температурные воздействия.

Один из редких случаев появления почти того вещества, которое искали — витамин В12. Он был открыт в процессе поисков средства от пернициозной анемии. Эта болезнь вызывает разрушение клеток желудка, ответственных за производство вещества, способного помогать в усваивании В12, или цианокобаламина.

История изучения витаминов и их открытий — важная часть истории всего человечества. Ведь многие болезни новорожденных, ранняя старость и тому подобные проблемы были если и не окончательно побеждены, то остановлены благодаря тому, что были найдены эти замечательные вещества. Возникновением у людей возможности значительно улучшить качество жизни мы обязаны ученым, упорно исследовавшим все, что могло представлять научный интерес, и таким незаметным, но таким нужным витаминам.

источник

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.
  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

источник

Вот уже больше полувека человечество потребляет ударными дозами витамины. Но пока еще не стало бессмертным. Пришло время разобраться: почему?

Когда-то люди ничего вообще не знали про витамины, но уже вовсю боролись с их нехваткой. Занимались этим в основном моряки, так как именно этому бравому племени пришлось столкнуться с очень странной болезнью. Вот плывешь ты, плывешь на корабле несколько месяцев, ничем таким плохим не занимаешься, ешь галеты и солонину, а потом бац — и у тебя выпадают все зубы. С чего, спрашивается? Почему?

Цинга долгое время воспринималась явлением совершенно мистическим. Например, было замечено, что у матросов кораблей, плавающих в Северном полушарии, она случается чаще, чем у тех, чьи суда бороздили южные моря. Объяснить этот странный парадокс не мог никто.

Методом проб, ошибок и тыка цингу все же победили, причем гораздо раньше, чем узнали ее причину. Выяснилось, что если регулярно подкармливать команду лимонами, то кровоточащие язвы и прочие цинготные прелести ей не страшны. Уже ко времени экспедиций Кука, в XVIII веке, бочонки с лимонами были непременной составляющей корабельного провианта, а ученые медикусы публиковали в медицинских бюллетенях высоконаучные статьи о том, что, поскольку море — стихия солености и горечи, а сахар, которого всегда было довольно в моряцком меню, — поставщик сладости, то именно недостаток четвертого вкуса, кислости, и приводил к таким печальным последствиям.

При всем шарлатанстве этих текстов они в общем-то содержали верные сведения, хотя и свели в могилу некоторое количество неудачников из экипажей, которым пытались «восстановить баланс кислости» с помощью уксуса, поскольку тот был дешевле лимонов. А все потому, что витамин С, нехватка которого и вызывает цингу, особенно в условиях короткого светового дня и холодного климата, в уксусе не водится. Но кто ж знал.

Спустя век люди научились лечить еще одно следствие авитаминоза — рахит, хотя опять-таки не имели ни малейшего понятия о механизме его появления. Просто сводный накопленный опыт показал, что ребенок, часто бывающий на свежем воздухе, пьющий много молока и получающий ложку рыбьего жира несколько раз в неделю, куда лучше других защищен от этого заболевания. И какая разница, как это работает, если это работает?

Читайте также:  Какие витамины пропить 45 лет

В 1880 году Николай Лунин, биолог Тартуского университета, первым в мировой истории заподозрил, что в еде может водиться что-то очень важное для нас, совершенно нам неизвестное. Он взял две группы мышей. Одну поил коровьим молоком (они молоко очень любят) — и мыши были бодры и счастливы. Вторую группу Лунин угощал собственноручно составленной смесью, в которую входили все элементы, содержащиеся в молоке: сахар, другие углеводы, белки, жиры и различные соли. Мыши почили в бозе с прискорбной скоропостижностью (сейчас нам известно, что их убил дефицит необходимого для их жизни витамина B).В своей диссертации Лунин описал этот опыт и выразил убеждение, что не только в молоке, но и в других видах пищи могут содержаться какие-то неизвестные, но крайне важные для жизни вещества, пока не обнаруженные из-за того, что их там очень мало.

Сейчас мы знаем, что Лунин был совершенно прав. Но ему не повезло. Другие ученые, взявшиеся повторить его опыт, не нашли никаких отклонений в здоровье мышей, выкармливаемых лунинским составом. Вся проблема была в сахаре: Лунин взял тростниковый сахар, но не указал этого в своей работе. А опыты-подтверждения проводились с помощью молочного сахара дурной очистки, который сам по себе содержал витамин В.

Так Лунин несправедливо не стал первооткрывателем витаминов, а Нобелевскую премию за это получили несколько других ученых, которые в конце XIX — начале XX века сообща создали теорию витаминов. После чего, как водится, начались многочисленные прорывы и изобретения: ученые научились синтезировать витамины, открыли многие из них, выяснили причину еще нескольких заболеваний, связанных с нехваткой витаминов (например, пеллагры и бери-бери), вычислили рекомендуемые нормы потребления витаминов, то есть активно занимались делом.

Первое время остальное человечество относилось ко всем этим достижениям вполне безмятежно. Оно было занято мировыми войнами, революциями, великими депрессиями, распадами империй — словом, у подавляющего большинства населения этой планеты было достаточно хлопот, чтобы еще и следить за тем, какие там прорывы происходят в теории питания. Вот где раздобыть это самое питание при талонных-то нормах — было куда более важным вопросом.

При этом население вполне успешно витаминизировалось, так как детское и школьное питание, лечебные диеты, солдатские рационы уже составлялись с учетом важности различных витаминов, а в аптеках продавались витаминно-минеральные комплексы. В общем, все было скучно, предсказуемо и без ажиотажа. Пока не появился Он. Тот самый, кому по-хорошему в каж­дой аптеке памятник нужно было бы ставить в полный рост, потому что доходы, которые он принес фармацевтическим компаниям и производителям биодобавок. Но не будем забегать вперед. Сначала познакомимся с ним.

Имя Лайнуса Полинга к концу 60-х годов XX века звучало громче, чем сегодня звучат имена Джобса и Гейтса. Он был всемирно признанным гением, архангелом от науки, пророком от естественно-научных дисциплин. Один из основоположников молекулярной биологии, получивший в 1954 году Нобелевскую премию по химии, он еще окружил себя славой великого гуманиста, сражаясь с распространением ядерного оружия и став одним из главных инициаторов подписания договора о запрете ядерных испытаний между США, СССР и Великобританией. За это ему была присуждена еще и Нобелевская премия мира 1962 года.

Фантастический универсал, химик, медик, биолог, философ и политик — Полинг обладал еще и недюжинным литературным, а также ораторским даром. В общем, супермен от лабораторий, равно почитаемый как обывателями, так и научным сообществом. К несчастью для своей репутации, он прожил очень долгую жизнь — 94 года. А в 1966 ему было всего 65 лет — самый, можно сказать, расцвет. И как раз в том году Полинг простудился. Его врач, Ирвинг Стоун, порекомендовал ученому принимать по три грамма аскорбиновой кислоты в день, так как считал, что ослабленному болезнью организму не помешает дополнительный витамин С. Так великий ученый подсел на аскорбинку. Сразу после первого приема он почувствовал себя лучше, через несколько дней был уже здоров.

И тут Полинга переклинило. Он уверовал. Уверовал в великую целительную силу витамина С. Надо сказать, что ученому верить вообще нехорошо, ученый должен быть страшным скептиком. Сам научный метод построен на том, что любое «дважды два равно четыре» нуждается в доказательстве. Нет и не может быть в мире ничего очевидного, любая очевидность требует подтверждений. То есть, исходя из принципов научного мышления, Полинг должен был сказать: «Я принял аскорбинку, я чувствую себя лучше. И это может значить только одно: в данном конкретном случае данная конкретная таблетка не помешала данному конкретному мне чувствовать себя неплохо. А любые прочие гипотезы на этот счет можно будет попытаться доказать». Но личный опыт гения, привык­шего к постоянству своей правоты, позволил сделать ему непростительную вещь — написать и издать работу, которая не выдерживала научной критики. Называлась книга «Витамин С и простуда». В ней Полинг горячо убеждал всех принимать каждый день один-два грамма аскорбиновой кислоты, чтобы не простужаться и вообще хорошо себя чувствовать, а заодно не пренебрегать и другими витаминами. В тексте Полинг признавался, что «не понимает детального механизма воздействия аскорбиновой кислоты на сопротивляемость простуде», но это и не важно, так как он глубоко уверен в правильности своей рекомендации.

Сказать, что научное сообщество охренело, когда ознакомилось с трудом гения, — это еще мягко выразиться. С научной точки зрения это был текст, мало отличающийся от трудов адептов «гармонизации стихии кислости». Зато все прочие члены общества пришли в экстаз. Книга, написанная простым, ясным и даже увлекательным языком, надолго стала бестселлером, запасы аскорбиновой кислоты сметались с полок аптек, а фармацевты, фермеры-огородники и производители соков не уставали мысленно целовать следы ног Лайнуса Полинга. Витаминизировать стали всё. Даже попкорн и чипсы. Человечество кинулось жрать витамины.

Политики, бизнесмены и общественные деятели не сомневались, что мы имеем дело с очередным гениальным прозрением суперума. В 1973 году был создан Научный медицинский институт Лайнуса Полинга в Пало-Альто, где Полинг стал президентом. В 1979-м в соавторстве с коллегой Полинг выпускает вторую книгу — «Рак и витамин С», в которой убедительно но, увы, столь же бездоказательно утверждалось, что витамин С — прекрасное средство для борьбы с раком, как в качестве профилактики, так и во время болезни.

Эту книгу тоже скупали миллионными тиражами. Что самое грустное, она начала приносить вред. Некоторое больные, например, теперь отказывались от химиотерапии и операций, предпочитая этим неприятным и опасным процедурам уютное потребление пяти граммов (рекомендованная Полингом доза) аскорбинки в день. И одно дело, если витамины лошадиными дозами пьют в целом здоровые люди: в отличие от жирорастворимого витамина А или, скажем, D, витамин С растворяется в воде и легко выводится из организма, так что его передозировка не является слишком опасной*. А если больные?

* — Примечание Phacochoerus’a Фунтика: « А вот если съесть печень белого медведя, то можно умереть от передозировки витамина А. Красивая смерть, да? Тем более что, пока будешь эту печень добывать, есть шанс на еще более эффектный вариант »

источник

Вы просыпаетесь с заложенным носом, и первое, что делаете — выпиваете стакан апельсинового сока. Или пьете «аскорбинки». Но последние исследования показывают, что любое, даже драконовское количество витамина С, не оказывает никакого положительного эффекта на борьбу с простудой, передает Day.Az со ссылкой на Lifter.com.ua. Так что ни апельсиновый сок, ни витамин C в таблетках не спасут вас ни от насморка, ни от гриппа.

Все это приводит к вопросу: какого черта мир поверил в мифические целебные свойства витамина С? Кто в этом виноват — производители лекарств? Или кто-то другой обманывает нас?

Найти ответ на этот вопрос непросто, потому что он не особенно волнует врачей: витамин С не только бесполезен при простуде, но и безвреден при передозировке.

«Существует огромное количество мифов по поводу витамина С, поскольку его избыточное употребление безопасно», — объясняет Хизер Мэнгиери, диетолог из Американской Академии питания и диетологии.

Главный автор мифов о якобы огромной пользе этого витамина — известный американский ученый по имени Лайнус Полинг. На определенном этапе своей карьеры он уверовал в то, что витамин С — панацея от многочисленных недугов. И хотя его уже давно нет в живых, на этом мифе спекулируют тысячи производителей витаминных комплексов. Они обманывают миллионы людей.

Половина всех американцев принимает витаминные добавки на регулярной основе. Большинство из них более чем на половину состоит из витамина С. Спрос на них особенно заметно растет осенью и зимой. Эффект, который они оказывают на здоровье? Никакого: ни положительного, ни отрицательного.

Открытие витамина С

Очень долгое время люди не подозревали о существовании витамина С. Зато они знали, что такое цинга — болезнь, вызываемая острым его дефицитом. Страдали от цинги главным образом моряки — в их трюмах было полно соленого сала и муки, но практически не было фруктов и овощей.

Цинга — это когда от дефицита витаминов опухают конечности и начинают кровоточить десна. От этой болезни, по оценкам историков, в период с 1500-х до 1800-х гг. погибло по меньшей мере два миллиона моряков.

Сегодня, однако, цинга — крайне редкое заболевание. Чтобы она успела развиться, человек не должен на протяжении нескольких недель вообще не есть никаких овощей и фруктов.

В 1747 году ученый Джеймс Линд искал эффективный способ борьбы с цингой. И выявил, что единственный работающий вариант — это кормить больных апельсинами и лимонами. Но почему нужно было есть именно их, никто не понимал.

И уже только в XX веке ученые поняли, в чем магические свойства цитрусовых. В 1928 году Альберт Сент-Дьердьи, венгерский ученый, нашел в надпочечниках доселе неизвестное вещество, которое назвал аскорбиновой кислотой. В 1931 году американские биохимики Джейли Свирбли и Чарльз Глен Кинг обнаружили, что аскорбиновая кислота в большом количестве содержится в лимонах и других цитрусовых.

Как Лайнус Полинг сделал из витамина С культ

Другой ученый, Лайнус Полинг, решил копнуть еще глубже. Он выяснил, что люди, принимающие 3000 мг витамина С в день, живут в целом немного дольше. Сам он надеялся, что это чудодейственное открытие позволит ему продлить жизнь.

Надеялись и другие: Полинг — единственный ученый, получивший за свои работы сразу две Нобелевские премии. Дальнейшие исследования этого ученого показали (точнее, якобы показали), что если принимать витамин С, то это помогает справиться с тяжелыми формами простудных заболеваний.

Результаты исследования были, конечно, сфабрикованными, но сам ученый верил в аскорбиновую кислоту так основательно, что принимал ее в количестве 18000 мг в день — т.е. в 180 раз больше, чем требует того современная медицина. Витамин С стал его научной одержимостью.

В 1970 году Полинг выпустил свой бестселлер, в котором предлагал каждому американцу съедать в день не менее 3000 мг витамина С в день.

«К сожалению, многие люди верят во что угодно, о чем говорят профессора в галстуках», — говорил позже по этому поводу Франклин Бинг.

Он решил заняться исследованием аскорбиновой кислоты и пришел к выводу, что Полинг просто пудрил всем мозги, будучи не в состоянии отказаться от всемирной славы и признания своих заслуг.

А слава была: в 1971 году в США продажи витаминных комплексов выросли в десять раз. Не верить Полингу люди просто не могли. Две Нобелевки. Реклама на всех телеканалах. Обещания известного ученого. Полинг дошел до того, что предрек полное исчезновение простуды с лица Земли — примерно, как случилось с цингой. Он даже утверждал, что витамины и пищевые добавки способны лечить что угодно — от проблем со зрением до СПИДа.

Ученый боролся с критиками всю свою жизнь. В интервью, которое он давал в 1990 году, за четыре года до своей смерти, он говорил, что люди, которые будут принимать пищевые добавки «в оптимальных количествах», смогут прожить на 25-35 лет дольше остальных. Он также обещал своим поклонникам «свободу от всех возможных болезней».

Избыток витаминов опасен

Если взять последних 30 крупных исследований на тему влияния витаминов на наше здоровье, то быстро выяснится, что переизбыток потребления витамина не приносит вам ровным счетом ничего — ни вреда, ни пользы. Правда, если у вас наблюдался до этого его дефицит, а сейчас вы заболели, то шансы выздороветь в ближайшее время действительно вырастают. Но всего на 8%.

Это значит, что если обычно период вашей борьбы с гриппом растягивается на пять дней, то с восполнением ДЕФИЦИТА витамина С вы выздоровеете быстрее примерно на 10 часов. А вот идея, что во время болезни нужно пить «аскорбинки», — это пусть и устойчивый, но миф.

Та же история — с другими витаминными добавками: они могут быть полезны, но только в том случае, если вы почти не едите фруктов и овощей. Если же они присутствуют в вашем ежедневном рационе, то никакого смысла в этих баночках из аптек нет.

Но люди все равно их покупают

Как же быть? Ну, возможно, вас убедят специалисты из Национального института здравоохранения США. Они говорят, что если человек принимает свыше 2000 мг витаминных добавок в день, то он неминуемо будет страдать от спазмов желудка, тошноты и диареи.

И это еще не все. В исследовании, которое провели шведские специалисты, выяснилось, что те люди, которые принимают витамин С в количествах, вдвое больших, чем им это необходимо, рискуют заработать камни в почках. Вот и весь «результат» такой псевдопрофилактики.

Почему же мы продолжаем верить в эти мифы? Вероятно, все дело в рекламе. Компания Euromonitor International подсчитала, что витаминная промышленность генерирует прибыль в размере $23 млрд в год. Как вы думаете, они способны отказаться от этих доходов?

источник