Меню Рубрики

В каком веке русский врач николай иванович лунин открыл витамины

Далеко не каждому человеку знакомо имя Лунина Николая Ивановича. А ведь именно этот ученый в свое время выяснил полезные свойства витаминов. До этого исторического открытия пищевая ценность потребляемых продуктов определялась лишь согласно присутствию в них таких составляющих, как углеводы, белки и жиры. Кто же такой Лунин Николай Иванович? Биография, жизненный путь, вклад ученого в науку – все это будет рассмотрено в нашей статье.

Лунин Николай Иванович появился на свет 9 мая 1854 года в городе Дерпт (Тарту), что находился в Лифляндской губернии Российской империи. Родился мальчик в семье лексикографа Ивана Лунина. Отец нашего героя был знаменит в качестве автора первого в истории эстонско-русского словаря. Также глава семьи увлекался переводом на эстонский язык православной литературы. Мать Николая – Анна Бакалдина, не имела творческих талантов.

Обучался молодой человек в обычной гимназии в родном городе. После окончания последней поступил в Дерптский университет. Здесь был распределен на медицинский факультет. Примечательно, что в то время в Дерптском университете все предметы преподавались на немецком языке.

Престижный вуз наш герой окончил в 1878 году. Однако Н. И. Лунин решил не покидать Дерптский, или, как его стали называть, Тартуский университет. В целях дальнейшего совершенствования он остался трудиться на кафедре физиологии. Поначалу молодой человек на протяжении года проходил стажировку в крупнейших европейских городах. В частности, повышением собственной квалификации бывший студент занимался в лучших учебных заведениях Берлина, Страсбурга, Парижа и Вены. Вернувшись в Тартуский университет, Лунин начал ставить свои первые научные опыты.

В 1882 году ученый перебрался в Санкт-Петербург. Следующие несколько лет Николай Иванович трудился в больнице принца Ольденбургского, где занимал должность детского врача. Затем выдающийся профессор Владимир Николаевич Рейтц организовал научно-исследовательский центр для изучения заболеваний подрастающего поколения при Институте княгини Елены Павловны. Вскоре сюда был приглашен Николай Лунин, который стал одним из самых талантливых исследователей и преподавателей на курсе.

В 1897-м наш герой стал главой детского приюта, что функционировал при Елизаветинской больнице. С этого момента важнейшую часть жизни ученого стала занимать активная общественная деятельность. Он имел членство в Обществе немецких врачей, состоял в отделении по учреждению институтов, председательствовал в Русском географическом сообществе. С 1925 года Николай Иванович занимался консультациями населения по вопросам педиатрии в сфере ушных, горловых и носовых заболеваний.

Иван Николаевич Лунин, помимо плодотворной работы в сфере научных исследований, был знаменит как успешный собаковод. Более 3 десятков лет своей жизни выдающийся исследователь посвятил разведению, селекции и совершенствованию собак породы пойнтер.

Н. И. Лунин являлся страстным охотником. Однажды ему пришла идея выведения идеальной русской легавой. Создать новую породу ученый решил, пользуясь своим опытом в скрещивании животных. Итогом многолетних проб и ошибок стали первоклассные пойнтеры, которые вызывали неподдельный восторг у каждого, кому приходилось их видеть.

Собаки, которые стали результатом селекции, сочетали в себе качества, необходимые для охоты в полевых условиях, с прекрасным внешним видом и могучим телосложением. Закрепление за собой этой породы позволило Николаю Ивановичу Лунину встать в один ряд с наиболее выдающимися собаководами мира. По сей день за пойнтерами сохраняется слава блестящего достижения отечественной кинологии. До самой смерти знаменитый ученый оставался неизменным председателем всевозможных собраний и комиссий в области разведения породистых собак, а также неоднократно играл роль судьи во время полевых испытаний и выставок. Активная кинологическая и общественная деятельность позволила Николаю Ивановичу Лунину стать человеком, на которого десятилетиями равнялись российские собаководы.

Еще в конце XIX века человечество не располагало никакими сведениями о существовании витаминов. Ученые полагали, что для здорового функционирования организма достаточно наличия в пище одних лишь жиров, белков и углеводов. Как оказалось позже, благодаря исследованиям Николая Ивановича Лунина, дела обстояли иначе.

В древности люди часто страдали от таких патологических проявлений, как цинга, рахит, куриная слепота. Заболевания являлись следствием развития авитаминозов. Зачастую такие недуги поражали мореплавателей, участников экспедиций, путешественников, военных, заключенных, а также население осажденных городов. Всем этим людям не хватало витаминов по причине дефицита в рационе свежих фруктов и овощей.

Ученые и медики долгое время пытались доказать, что вышеуказанные заболевания вызваны инфекциями, а также проникновением в организм пищевых ядов и токсинов. Так продолжалось до того времени, пока не сделал свое открытие выдающийся российский ученый.

В 1880 году российский исследователь представил научному сообществу результаты своих опытов, отмеченных в диссертации под названием «О значении неорганических солей для питания животных». Именно в этом труде впервые было отмечено существование витаминов и их роль в жизнедеятельности организмов.

Предпосылкой к открытию стало проведение целого ряда лабораторных исследований. Николай Лунин решил взять подопытных мышей, разделив их на несколько групп. Одних грызунов ученый кормил органическим составом, основополагающими компонентами которого выступали минеральные соли, вода, жиры, белки и углеводы. Другой группе исследователь предлагал натуральное коровье молоко.

Мыши первой категории погибали на протяжении нескольких недель. Остальные подопытные, которые употребляли натуральный продукт, сохраняли нормальное самочувствие. Опираясь на полученные результаты, Николай Иванович сделал вывод, что в молоке содержатся ранее неизвестные микроэлементы, без которых не может обойтись организм. Завершающий шаг сделал польский исследователь Казимир Функ, который воспользовался наработками Лунина и синтезировал витамины из органических веществ химическим путем.

В 20-х годах ХХ века исследователи определили, что при растворении известного на то время науке витамина B в воде образуются его производные, такие как В1, В2, В3. Открытие позволило выявить целый ряд прочих незаменимых для организма веществ, в частности, витаминов В12 (цианокобаламин), В9 (фолиевая кислота), В5 (пиридоксин) и других. Всего ученые зарегистрировали несколько десятков ранее неизведанных соединений. Вскоре были разработаны методики получения витаминов искусственным путем.

В 1934 году Николай Иванович официально вышел на пенсию. Прожил выдающийся исследователь еще 3 года и покинул наш мир в 1937-м. Его тело было погребено рядом с учителем Карлом Раухфусом на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Позже именем Николая Лунина была названа улица и переулок в его родном городе Тарту. Также здесь появилась улица Витамийни, которая получила свое наименование в честь открытия ученым витаминов.

источник

Приветствую Вас, Уважаемые Читатели! В сегодняшней статье я предлагаю Вам пройтись по страницам истории открытия витаминов .

Вас ждут интересные факты о том, кто открыл витамины, каким был первый открытый витамин, а также, какой вклад в историю открытия и изучения витаминов внесли Джеймс Линд, Николай Иванович Лунин, Христиан Эйкман, Казимир Функ и другие.

До конца XIX века наши предки даже не догадывались о существовании витаминов. Считалось, что наличие в продуктах питания белков, жиров, углеводов, минеральных солей и воды достаточно для нормальной работы организма.

Научные авторитеты того времени такие, как Макс Рубнер, Карл Фойт и Макс Петтенкофер, также поддерживали данную теории. Однако на практике дела обстояли совсем иначе.

С древних времен люди страдали от классических авитаминозов, таких как цинга, куриная слепота, пеллагра, бери – бери, рахит.

Эти специфические заболевания были вызваны недостатком или полным отсутствием в пище особых веществ, ныне называемых витаминами.

Чаще всего авитаминозам подвергались мореплаватели, совершавшие длительные путешествия, участники экспедиций, военные, путешественники, заключенные, жители осадных городов.

Как правило, в их рационе питания не хватало свежих овощей, фруктов, мяса.

Так, моряки перед тем, как пуститься в долгое плавание, обычно запасались соленой свининой и сухарями – продуктами длительного хранения.

В результате чего заболевали цингой — опасным заболеванием (вызванным недостатком витамина С), при котором стенки сосудов становятся очень хрупкими, кровоточат десна, выпадают зубы, на коже появляются кровоизлияния.

В тяжелых случаях наступает смерть. По подсчетам историков, за время великих географических открытий от цинги умерло порядком 1 млн. моряков.

Знаменитая экспедиция в Индию под руководством Васко де Гама завершилась тем, что 100 человек из 160 заболело и скончалось от цинги. Команда Магеллана также страдала от этой болезни.

Несмотря на это ученые и медики тех времен считали, что причинами авитаминозов являются токсины, пищевые яды и инфекции, а не нехватка витаминов в пищевом рационе.

Еще в древние времена люди интуитивно догадывались, что причина авитаминозов кроется в дефекте питания, и использовали целебные свойства некоторых продуктов в борьбе с этими специфическими заболеваниями.

Древние египтяне знали, что сырая печень, богатая витамином А, спасает от куриной слепоты (неспособность видеть в темное время суток).

Древнегреческий врач Гиппократ также назначал печень для лечения глаз. В 1330 году в Пекине придворный медик и диетолог Ху Сыхуэй опубликовал трехтомный труд «Важные принципы пищи и напитков».

В котором указал на необходимость комбинировать различные продукты питания в ежедневном рационе для поддержания крепкого здоровья.

В 1536 году французскому землепроходцу Жаку Картье пришлось остановиться на зиму в Канаде. Дело в том, что 100 членов его команды заболели цингой.

Местные индейцы предложили больным лечебное средство: воду, настоянную на сосновой хвое. От безысходности люди Картье приняли целебный отвар, в результате чего поправились.

В 1747 году экипаж британского военного корабля, на котором служил врачом шотландец Джеймс Линд, поразила цинга. Линд принял решение найти средство от цинги.

Для своих экспериментов он выбрал 20 больных моряков и разделил их на несколько групп.

Первой он к привычной еде добавил порцию сидра, второй группе – порцию морской воды, третьей – уксус, а четвертой – лимон и апельсин.

В итоге, выздоровела только четвертая группа, в рацион которой входили лимоны и апельсины.

Свои результаты Джеймс Линд опубликовал в 1753 году в трактате «Лечение цинги», в котором описал роль цитрусовых в предотвращении данного заболевания.

Примеру Линда последовал английский путешественник Джеймс Кук, совершавший плавание по Тихому океану с 1772 по 1775 гг. В экспедиции принимали участие два корабля.

На одном корабле в рацион моряков были добавлены свежие овощи, фрукты, а также кислая капуста, лимонный и морковный сок. В результате длительного путешествия ни один из членов экипажа данного судна не заболел цингой.

При этом четверть команды другого корабля, на котором отсутствовали запасы овощей и фруктов, страдала от этой болезни.

Первым, кто установил, что в продуктах питания помимо белков, жиров, углеводов, минеральных солей и воды содержатся другие пищевые факторы, необходимые для жизни, был русский врач и биохимик Николай Иванович Лунин из Тартуского университета.

В 1880 году Лунин проводил эксперименты на мышах. Были взяты две группы мышей. Одних Николай Иванович кормил искусственным молоком, которое состояло исключительно из казеина (молочного белка), жира, молочного сахара, минеральных солей и воды.

Мыши, питающиеся таким молоком, вскоре начинали терять в весе и погибали. Мыши из другой группы, которым давали в пищу натуральное молоко, росли здоровыми и крепкими.

На основании полученных данных Лунин сделал следующий вывод: «…если, как вышеупомянутые опыты учат, невозможно обеспечить жизнь белками, жирами, сахаром, солями и водой.

То из этого следует, что в молоке, помимо казеина, жира, молочного сахара и солей, содержатся еще другие вещества, незаменимые для питания.

Представляет большой интерес исследовать эти вещества и изучить их значение для питания» . Это было первое серьезное открытие, касающиеся витаминов!

Однако научный мир не принял всерьез заключение русского ученого. В 1890 году аналогичные эксперименты провел К.А. Сосин. Результаты его исследований повторяли выводы Н.И. Лунина.

Следующий шаг в истории открытия витаминов был сделан нидерландским врачом и бактериологом Христианом Эйкманом.

В 1886 году Эйкман отправился в тюремный госпиталь на остров Ява с целью изучить причину болезни бери – бери, которая уносила сотни тысяч жизней.

В основном это заболевание было характерно для жителей Японии и Юго-Восточной Азии.

Бери – бери (в переводе с сингальского «крайняя слабость», паралич) – авитаминоз, вызванный недостатком витамина В1 (тиамина).

Для своих опытов Эйкман использовал кур. В ходе одного из экспериментов он обнаружил, что цыплята, питающиеся шлифованным рисом, заболевали полиневритом (очень похожим на бери — бери).

Когда же подопытных животных переводили на неочищенный рис, они выздоравливали. Кроме того было отмечено, что тюремные заключенные, которых кормили очищенным рисом, болели бери – бери в среднем один человек из 40.

Тогда как среди людей, употреблявших в пищу неочищенный рис, болезни подвергались всего один человек из 10 000.

Принимая во внимание данные результаты, Христиан Эйкман сделал вывод, что в рисовой шелухе содержится неизвестное вещество, способное предупреждать полиневрит (бери — бери).

Вместе с помощниками ученый выделил данное соединение из шелухи водой. Далее он заметил, что молекулы обнаруженного вещества настолько малы, что проходят сквозь мембрану, через которую не способны проникать белки.

На этом его эксперименты закончились. Однако Эйкман внес огромный вклад в историю открытия витаминов, за что и получил в 1929 году Нобелевскую премию.

В то же время такие ученые, как голландский диетолог К.А. Пекельхаринг, английский биохимик Фредерик Хопкинс и другие, также провели ряд экспериментов, в ходе которых сделали вывод, что в молочном белке (казеине) содержится вещество, необходимое для роста и развития организма (Фредерик Хопкинс в 1929 году был удостоен Нобелевской премии вместе с Эйкманом).

Однако вопрос о том, что это за вещество и какую структуру оно имеет, оставался открытым до тех пор пока …

Читайте также:  Мясо свинина какой в нем витамин

В 1911 году польский биохимик Казимир Функ выделил путем химического анализа из рисовых отрубей кристаллическое соединение (в настоящее время именуемое, как витамин В1 или тиамин), которое предотвращало заболевание бери – бери.

Позже ученый получил его из дрожжей и других продуктов. Обнаруженное вещество было устойчиво к действию кислот (выдерживало кипячение 20% — ным раствором серной кислоты), однако быстро разрушалось в щелочной среде.

По своей химической природе данное соединение относилось группе органических веществ и содержало азот в составе аминогруппы NH2.

В 1912 году Функ назвал это вещество «витамином» или «жизненным амином» (в переводе с латинского «vita» — жизнь, «amini» — амины, азотистые соединения).

Кроме того Казимир Функ впервые ввел понятие «авитаминоз», «гиповитаминоз» и «полигиповитаминоз».

Также он предположил, что причиной таких заболеваний, как цинга, бери – бери, пеллагра, рахит, куриная слепота, является отсутствие в пище одного из «жизненных аминов».

Несмотря на то, что не все витамины содержат аминогруппу NH2, термин «витамины» прочно обосновался в научном мире и используется до сих пор.

В 1913 году американские биохимики Элмер Вернер Макколлум и Маргарита Дэвис выделили из сливочного масла и яичного желтка вещество, которое плохо растворялось в воде, зато хорошо в жирах.

Макколлум назвал его «жирорастворимым фактором А», а «витамин» Функа, предупреждающий бери — бери – «водорастворимым фактором В».

Фактором называли неизвестное по химическому строению вещество, выполняющее конкретную функцию в живом организме.

С тех пор подобные факторы стали обозначать буквами латинского алфавита. Далее были открыты еще два «водорастворимых фактора — С и РР. Первый против цинги, второй против пеллагры.

В 1920 году английский биохимик Джек Сесиль Драмонд решил упорядочить номенклатуру витаминов. Он изменил название «жирорастворимый фактор А» на «витамин А», а «водорастворимые факторы В и С» соответственно на «витамин В» и «витамин С».

В дальнейшем витамин А стал считаться фактором, препятствующим сухости тканей, окружающих глаз: роговой оболочки и конъюнктивы. Данное заболевание носит название «ксерофтальмия» (в переводе с греческого «сухие глаза»).

В 1920 году Макколум выделил из жира печени трески вещество, препятствующее рахиту (заболевание костей). Данное соединение было названо «витамином D».

Таким образом, витамины А и D стали считаться жирорастворимыми, а витамины С и В водорастворимыми.

К 1930 году ученые выяснили, что витамин В включает в себя целый ряд веществ, каждый из которых имеет свои свойства и функции (например, витамины В1, В2, В3). Все они растворялись в воде.

В дальнейшем учеными разных стран были открыты и другие витамины такие, как жирорастворимые витамины К и Е, водорастворимые витамины – пантотеновая кислота (витамин В5), пиридоксин (витамин В6), биотин (витамин Н), фолиевая кислота (витамин В9), цианокобаламин (витамин В12) и другие.

Всего их насчитывалось около 30. Кроме того была установлена химическая структура витаминов, разработаны методы их получения.

Итак, довольно таки обширная статья про историю открытия витаминов подошла к концу. Надеюсь, информация была Вам полезна! Встретимся на других страницах сайта про витамины!

источник

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.
  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

источник

Приветствую Вас, Уважаемые Читатели! В сегодняшней статье я предлагаю Вам пройтись по страницам истории открытия витаминов .

Вас ждут интересные факты о том, кто открыл витамины, каким был первый открытый витамин, а также, какой вклад в историю открытия и изучения витаминов внесли Джеймс Линд, Николай Иванович Лунин, Христиан Эйкман, Казимир Функ и другие.

До конца XIX века наши предки даже не догадывались о существовании витаминов. Считалось, что наличие в продуктах питания белков, жиров, углеводов, минеральных солей и воды достаточно для нормальной работы организма.

Научные авторитеты того времени такие, как Макс Рубнер, Карл Фойт и Макс Петтенкофер, также поддерживали данную теории. Однако на практике дела обстояли совсем иначе.

С древних времен люди страдали от классических авитаминозов, таких как цинга, куриная слепота, пеллагра, бери – бери, рахит.

Эти специфические заболевания были вызваны недостатком или полным отсутствием в пище особых веществ, ныне называемых витаминами.

Чаще всего авитаминозам подвергались мореплаватели, совершавшие длительные путешествия, участники экспедиций, военные, путешественники, заключенные, жители осадных городов.

Как правило, в их рационе питания не хватало свежих овощей, фруктов, мяса.

Так, моряки перед тем, как пуститься в долгое плавание, обычно запасались соленой свининой и сухарями – продуктами длительного хранения.

В результате чего заболевали цингой — опасным заболеванием (вызванным недостатком витамина С), при котором стенки сосудов становятся очень хрупкими, кровоточат десна, выпадают зубы, на коже появляются кровоизлияния.

В тяжелых случаях наступает смерть. По подсчетам историков, за время великих географических открытий от цинги умерло порядком 1 млн. моряков.

Знаменитая экспедиция в Индию под руководством Васко де Гама завершилась тем, что 100 человек из 160 заболело и скончалось от цинги. Команда Магеллана также страдала от этой болезни.

Несмотря на это ученые и медики тех времен считали, что причинами авитаминозов являются токсины, пищевые яды и инфекции, а не нехватка витаминов в пищевом рационе.

Еще в древние времена люди интуитивно догадывались, что причина авитаминозов кроется в дефекте питания, и использовали целебные свойства некоторых продуктов в борьбе с этими специфическими заболеваниями.

Древние египтяне знали, что сырая печень, богатая витамином А, спасает от куриной слепоты (неспособность видеть в темное время суток).

Читайте также:  Какие витамины можно пить при туберкулезе

Древнегреческий врач Гиппократ также назначал печень для лечения глаз. В 1330 году в Пекине придворный медик и диетолог Ху Сыхуэй опубликовал трехтомный труд «Важные принципы пищи и напитков».

В котором указал на необходимость комбинировать различные продукты питания в ежедневном рационе для поддержания крепкого здоровья.

В 1536 году французскому землепроходцу Жаку Картье пришлось остановиться на зиму в Канаде. Дело в том, что 100 членов его команды заболели цингой.

Местные индейцы предложили больным лечебное средство: воду, настоянную на сосновой хвое. От безысходности люди Картье приняли целебный отвар, в результате чего поправились.

В 1747 году экипаж британского военного корабля, на котором служил врачом шотландец Джеймс Линд, поразила цинга. Линд принял решение найти средство от цинги.

Для своих экспериментов он выбрал 20 больных моряков и разделил их на несколько групп.

Первой он к привычной еде добавил порцию сидра, второй группе – порцию морской воды, третьей – уксус, а четвертой – лимон и апельсин.

В итоге, выздоровела только четвертая группа, в рацион которой входили лимоны и апельсины.

Свои результаты Джеймс Линд опубликовал в 1753 году в трактате «Лечение цинги», в котором описал роль цитрусовых в предотвращении данного заболевания.

Примеру Линда последовал английский путешественник Джеймс Кук, совершавший плавание по Тихому океану с 1772 по 1775 гг. В экспедиции принимали участие два корабля.

На одном корабле в рацион моряков были добавлены свежие овощи, фрукты, а также кислая капуста, лимонный и морковный сок. В результате длительного путешествия ни один из членов экипажа данного судна не заболел цингой.

При этом четверть команды другого корабля, на котором отсутствовали запасы овощей и фруктов, страдала от этой болезни.

Первым, кто установил, что в продуктах питания помимо белков, жиров, углеводов, минеральных солей и воды содержатся другие пищевые факторы, необходимые для жизни, был русский врач и биохимик Николай Иванович Лунин из Тартуского университета.

В 1880 году Лунин проводил эксперименты на мышах. Были взяты две группы мышей. Одних Николай Иванович кормил искусственным молоком, которое состояло исключительно из казеина (молочного белка), жира, молочного сахара, минеральных солей и воды.

Мыши, питающиеся таким молоком, вскоре начинали терять в весе и погибали. Мыши из другой группы, которым давали в пищу натуральное молоко, росли здоровыми и крепкими.

На основании полученных данных Лунин сделал следующий вывод: «…если, как вышеупомянутые опыты учат, невозможно обеспечить жизнь белками, жирами, сахаром, солями и водой.

То из этого следует, что в молоке, помимо казеина, жира, молочного сахара и солей, содержатся еще другие вещества, незаменимые для питания.

Представляет большой интерес исследовать эти вещества и изучить их значение для питания» . Это было первое серьезное открытие, касающиеся витаминов!

Однако научный мир не принял всерьез заключение русского ученого. В 1890 году аналогичные эксперименты провел К.А. Сосин. Результаты его исследований повторяли выводы Н.И. Лунина.

Следующий шаг в истории открытия витаминов был сделан нидерландским врачом и бактериологом Христианом Эйкманом.

В 1886 году Эйкман отправился в тюремный госпиталь на остров Ява с целью изучить причину болезни бери – бери, которая уносила сотни тысяч жизней.

В основном это заболевание было характерно для жителей Японии и Юго-Восточной Азии.

Бери – бери (в переводе с сингальского «крайняя слабость», паралич) – авитаминоз, вызванный недостатком витамина В1 (тиамина).

Для своих опытов Эйкман использовал кур. В ходе одного из экспериментов он обнаружил, что цыплята, питающиеся шлифованным рисом, заболевали полиневритом (очень похожим на бери — бери).

Когда же подопытных животных переводили на неочищенный рис, они выздоравливали. Кроме того было отмечено, что тюремные заключенные, которых кормили очищенным рисом, болели бери – бери в среднем один человек из 40.

Тогда как среди людей, употреблявших в пищу неочищенный рис, болезни подвергались всего один человек из 10 000.

Принимая во внимание данные результаты, Христиан Эйкман сделал вывод, что в рисовой шелухе содержится неизвестное вещество, способное предупреждать полиневрит (бери — бери).

Вместе с помощниками ученый выделил данное соединение из шелухи водой. Далее он заметил, что молекулы обнаруженного вещества настолько малы, что проходят сквозь мембрану, через которую не способны проникать белки.

На этом его эксперименты закончились. Однако Эйкман внес огромный вклад в историю открытия витаминов, за что и получил в 1929 году Нобелевскую премию.

В то же время такие ученые, как голландский диетолог К.А. Пекельхаринг, английский биохимик Фредерик Хопкинс и другие, также провели ряд экспериментов, в ходе которых сделали вывод, что в молочном белке (казеине) содержится вещество, необходимое для роста и развития организма (Фредерик Хопкинс в 1929 году был удостоен Нобелевской премии вместе с Эйкманом).

Однако вопрос о том, что это за вещество и какую структуру оно имеет, оставался открытым до тех пор пока …

В 1911 году польский биохимик Казимир Функ выделил путем химического анализа из рисовых отрубей кристаллическое соединение (в настоящее время именуемое, как витамин В1 или тиамин), которое предотвращало заболевание бери – бери.

Позже ученый получил его из дрожжей и других продуктов. Обнаруженное вещество было устойчиво к действию кислот (выдерживало кипячение 20% — ным раствором серной кислоты), однако быстро разрушалось в щелочной среде.

По своей химической природе данное соединение относилось группе органических веществ и содержало азот в составе аминогруппы NH2.

В 1912 году Функ назвал это вещество «витамином» или «жизненным амином» (в переводе с латинского «vita» — жизнь, «amini» — амины, азотистые соединения).

Кроме того Казимир Функ впервые ввел понятие «авитаминоз», «гиповитаминоз» и «полигиповитаминоз».

Также он предположил, что причиной таких заболеваний, как цинга, бери – бери, пеллагра, рахит, куриная слепота, является отсутствие в пище одного из «жизненных аминов».

Несмотря на то, что не все витамины содержат аминогруппу NH2, термин «витамины» прочно обосновался в научном мире и используется до сих пор.

В 1913 году американские биохимики Элмер Вернер Макколлум и Маргарита Дэвис выделили из сливочного масла и яичного желтка вещество, которое плохо растворялось в воде, зато хорошо в жирах.

Макколлум назвал его «жирорастворимым фактором А», а «витамин» Функа, предупреждающий бери — бери – «водорастворимым фактором В».

Фактором называли неизвестное по химическому строению вещество, выполняющее конкретную функцию в живом организме.

С тех пор подобные факторы стали обозначать буквами латинского алфавита. Далее были открыты еще два «водорастворимых фактора — С и РР. Первый против цинги, второй против пеллагры.

В 1920 году английский биохимик Джек Сесиль Драмонд решил упорядочить номенклатуру витаминов. Он изменил название «жирорастворимый фактор А» на «витамин А», а «водорастворимые факторы В и С» соответственно на «витамин В» и «витамин С».

В дальнейшем витамин А стал считаться фактором, препятствующим сухости тканей, окружающих глаз: роговой оболочки и конъюнктивы. Данное заболевание носит название «ксерофтальмия» (в переводе с греческого «сухие глаза»).

В 1920 году Макколум выделил из жира печени трески вещество, препятствующее рахиту (заболевание костей). Данное соединение было названо «витамином D».

Таким образом, витамины А и D стали считаться жирорастворимыми, а витамины С и В водорастворимыми.

К 1930 году ученые выяснили, что витамин В включает в себя целый ряд веществ, каждый из которых имеет свои свойства и функции (например, витамины В1, В2, В3). Все они растворялись в воде.

В дальнейшем учеными разных стран были открыты и другие витамины такие, как жирорастворимые витамины К и Е, водорастворимые витамины – пантотеновая кислота (витамин В5), пиридоксин (витамин В6), биотин (витамин Н), фолиевая кислота (витамин В9), цианокобаламин (витамин В12) и другие.

Всего их насчитывалось около 30. Кроме того была установлена химическая структура витаминов, разработаны методы их получения.

Итак, довольно таки обширная статья про историю открытия витаминов подошла к концу. Надеюсь, информация была Вам полезна! Встретимся на других страницах сайта про витамины!

источник

Википедия — бесплатная энциклопедия в онлайн-режиме, которая доступна всем пользователям. Особенность интернет-ресурса в том, что все желающие могут создавать, а также редактировать статьи. Википедию можно назвать самым большим, универсальным справочником на просторах Интернета. Статус справочного сайта этот ресурс приобретал с 2001 года (со времени создания).

Проект wikipedia.green имеет одно важное преимущество. К каждой опубликованной статье есть качественное видео. Посетители нашего ресурса могут не только прочесть информацию, но и просмотреть видео-ролик. Для удобства пользователей создан поиск в правом верхнем углу. Чтобы редактировать или публиковать текстовый контент, нужно создать свою учетную запись.

Википедия — один из наиболее посещаемых сайтов. Информация из этого универсального справочника используется в научных исследованиях, на конференциях, в работе разных ведомств.

Первое сражение при реке Булл-Ран (англ. First Battle of Bull Run ), также Первое сражение при Манассасе) — первое крупное сухопутное сражение Гражданской войны в США. Состоялось 21 июля 1861 года возле Манассаса (штат Виргиния). Федеральная армия под командованием генерала Ирвина Макдауэлла атаковала армию Конфедерации под командованием генералов Джонстона и Борегара, но была остановлена, а затем обращена в бегство. Федеральная армия ставила своей целью захват важного транспортного узла — Манассаса, а армия Борегара заняла оборону на рубеже небольшой реки Булл-Ран. 21 июля Макдауэлл отправил три дивизии в обход левого фланга противника; им удалось атаковать и отбросить несколько бригад конфедератов. Через несколько часов Макдауэлл отправил вперёд две артиллерийские батареи и несколько пехотных полков, но южане встретили их на холме Генри и отбили все атаки. Федеральная армия потеряла в этих боях 11 орудий, и, надеясь их отбить, командование посылало в бой полк за полком, пока не были израсходованы все резервы. Между тем на поле боя подошли свежие бригады армии Юга и заставили отступить последний резерв северян — бригаду Ховарда. Отступление Ховарда инициировало общий отход всей федеральной армии, который превратился в беспорядочное бегство. Южане смогли выделить для преследования всего несколько полков, поэтому им не удалось нанести противнику существенного урона.

«Хлеб» (укр. «Хліб» ) — одна из наиболее известных картин украинской советской художницы Татьяны Яблонской, созданная в 1949 году, за которую ей в 1950 году была присуждена Сталинская премия II степени. Картина также была награждена бронзовой медалью Всемирной выставки 1958 года в Брюсселе, она экспонировалась на многих крупных международных выставках.

В работе над полотном художница использовала наброски, сделанные летом 1948 года в одном из наиболее благополучных колхозов Советской Украины — колхозе имени В. И. Ленина Чемеровецкого района Каменец-Подольской области, в котором в то время было одиннадцать Героев Социалистического Труда. Яблонская была восхищена масштабами сельскохозяйственных работ и людьми, которые там трудились. Советские искусствоведы отмечали, что Яблонская изобразила на своей картине «новых людей», которые могут существовать только в социалистическом государстве. Это настоящие хозяева своей жизни, которые по-новому воспринимают свою жизнь и деятельность. Произведение было задумано и создано художницей как «обобщённый образ радостной, свободной творческой работы». По мнению французского искусствоведа Марка Дюпети, эта картина стала для своего времени программным произведением и образцом украинской реалистической живописи XX столетия.

источник

Русские землепроходцы и мореплаватели спасались от цинги отварами из хвойных растений (верхний рисунок). В XVI — XVII вв. на сбор шиповника для царской семьи посылали в степи нынешней Оренбургской области «конных травников» (средний рисунок). Экипажи затертых во льдах кораблей спасались от цинги отварами из хвойных растений (нижний рисунок).

Это было в 1736 г. Русские корабли под командованием крупнейших мореплавателей Дмитрия Лаптева и Алексея Чирикова отправились на розыски Северного морского пути. Они были затерты льдами и зазимовали у побережья нынешнего моря Лаптевых. Скоро запасы свежих продуктов и овощей иссякли, кончилась и квашеная капуста. Команда перестала отличать завтраки от ужинов, так они стали однообразны: все те же сухари, солонина, сушеная рыба. И тут моряки один за другим начали заболевать цингой. Только отвар из хвои спас многих из них от гибели.

Во время второй Камчатской экспедиции знаменитого русского мореплавателя Витуса Беринга в 1741 г. корабли «Св. Петр» и «Св. Павел» прибыли на Командорские о-ва с экипажами, больными цингой. Здесь сам Беринг и многие моряки умерли от цинги. Остальные спаслись от смерти тем, что употребляли в пищу траву и зелень, собранную по указанию ботаника экспедиции Сгеллера.

Английский мореплаватель Джемс Кук в поисках средств, спасающих от цинги, разработал на своих кораблях в плавании 1772—1775 гг. морской противоцинготный паек, в который входил лимонный сок.

Цинга издавна была бичом мореплавателей и путешественников. От нее жестоко страдали экипажи кораблей экспедиций Васко да Гама, Магеллана и многих других. Без преувеличения можно сказать, что в эпоху парусного флота цинга унесла среди моряков больше жертв, чем все морские сражения.

В старой Руси цинга была обычной гостьей. Она не щадила ни простых людей, ни боярские и царские семьи. Люди долго искали средства, излечивающие это тяжелое заболевание, и постепенно обнаружили, что против цинги хорошо действуют свежее мясо, настои и отвары из хвои.

Читайте также:  Какой витамин входит в состав зрительного пигмента входит витамин

Так лечили цингу в XVI и XVII вв. русские землепроходцы и мореходы, продвигавшиеся на северо-восток нашей страны.

Народная медицина с давних пор знала также противоцинготное действие шиповника. Как лечебное средство он ценился в старину очень высоко. Для сбора ягод шиповника в степи нынешней Оренбургской области еще в XVI и XVII вв. посылались специальные экспедиции особых «конных травников», лекарей и лекарских учеников, обслуживавших царя, его семью и воинов. Сбором шиповника были обязаны заниматься и крестьяне.

Давно, свыше ста лет назад, начались и научные поиски средств, предохраняющих от цинги, пеллагры, бери-бери. Причина возникновения этих болезней в то время не была разгадана, но наблюдательные люди угадывали какую-то связь между заболеваниями ими и характером питания. Так, например, в 1820 г. русский военно-морской врач Петр Вышневский первый высказал предположение, что в растительных продуктах содержится предохраняющее от цинги вещество. Замечательное открытие сделал в 1880 г. молодой русский врач Николай Иванович Лунин, занимавшийся изучением влияния различных пищевых веществ на организм животных. Производя многочисленные опыты, он обнаружил, что белые мыши, получавшие натуральное коровье молоко, хорошо росли и были здоровы, а мыши, которых он кормил отдельно всеми веществами, входящими в состав молока, — белками, жирами, молочным сахаром и минеральными веществами, погибали. Эти опыты позволили Лунину сделать важный научный вывод, что в состав молока, кроме известных уже химических веществ, входят еще какие-то не известные, но совершенно необходимые для жизни элементы.

Однако, как это часто бывало в царской России, Лунин не нашел поддержки в своих научных исследованиях и не смог их продолжать.

А между тем загадочные болезни — цинга, пеллагра, бери-бери — продолжали свирепствовать и уносить жертвы во всех странах мира.

В 90-х гг. прошлого столетия голландское правительство попыталось выяснить причины возникновения бери-бери. В г. Батавию (ныне Джакарта), на о-ве Ява, была послана комиссия. Но работа этой комиссии не принесла никакой пользы, потому что ученые пришли к ошибочному заключению, что бери-бери — заразная болезнь. Только один из участников комиссии, молодой военный врач Эйкман, не согласился с этим. Чтобы продолжить свои наблюдения и опыты, он остался на Яве. Голландское правительство не нашло нужным помочь ему деньгами. Эйкману пришлось экономить во всем. Иногда его скудных средств не хватало на прокорм подопытных кур. Тогда приходилось кормить их остатками вареного риса из кухни тюремной больницы, где было много больных бери-бери. Каково же было удивление Эйкмана, когда через некоторое время он обнаружил, что у кур начались судороги и параличи, т. е. те же явления, какие наблюдались у больных бери-бери.

Снова и снова ставил он опыты и, наконец, получил очень интересные результаты: больные куры быстро выздоравливали, когда их начинали кормить рисовыми отрубями.

Эти наблюдения привели Эйкмана к выводу, что при очистке риса из него удаляется какое-то вещество, предохраняющее от бери-бери.

И. И. Лунин — первооткрыватель витаминов — проводит опыты на мышах.

В 1907 г. норвежское правительство, озабоченное многочисленными заболеваниями бери-бери среди моряков рыболовного флота, поручило ученым Холсту и Фрёлиху изучить питание на рыбачьих парусных судах. Эти ученые, проводя опыты на морских свинках, кормили их зерном и совершенно неожиданно вызвали у них не бери-бери, а типичную цингу.

Так поиски, впервые в мире начатые русским исследователем Луниным, шли все дальше и дальше. Но прошло долгих тридцать лет после открытия Лунина, прежде чем польский ученый Казимир Функ, работавший в Лондоне, получил в 1912 г. из рисовых отрубей (шелухи) кристаллическое вещество, которое, по его мнению, должно было бы излечивать больных от бери-бери. Функ полагал, что ему удалось выделить в чистом виде новое, необходимое для жизни химическое вещество. Он назвал его «витамин», что означает «жизненный амин» (амин — это химическое соединение, содержащее азот).

Функ высказал предположение, что причина заболеваний бери-бери, цингой, пеллагрой и рахитом — недостаток в организме тех или других витаминов. Он предложил назвать эти болезни «авитаминозами» (приставка «а» означает отрицание, авитаминозы — болезни, вызванные отсутствием витаминов в пище).

Предложенные Функом названия «витамины» и «авитаминозы» получили всеобщее признание и прочно вошли в науку и жизнь.

С 1918 г. вещество, предохраняющее от цинги, назвали витамином С. А в 1927 г. венгерскому химику Сент-Дьёрдьи удалось выделить из надпочечных желез животных, затем из апельсинов, капусты и красного стручкового перца неизвестную до тех пор органическую кислоту. Когда ее дали морским свинкам, больным цингой, они выздоровели. Так был найден противоцинготный витамин — один из важнейших для человека витаминов, — витамин С. В 1932 г. Сент-Дьёрдьи предложил назвать эту кислоту аскорбиновой (скорбут — по-латыни цинга, аскорбиновая кислота — противоцинготная кислота).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

источник

Никола́й Ива́нович Лу́нин (9 мая (21 мая) 1854, Дерпт, Российская империя — 18 июня 1937, Ленинград, СССР) [1] — действительный статский советник, доктор медицины, российский и советский педиатр, четвёртый главный врач детской больницы принца Петра Ольденбургского в Санкт-Петербурге, председатель Санкт-Петербургского Общества детских врачей [2] , автор учения о витаминах. Русский, сменивший православное вероисповедание в 1887 г. (при вступлении в брак) на евангелическо-лютеранское. Зять ботаника, академика Карла Ивановича Максимо́вича.

Родился в семье дерптского педагога и лексикографа, автора первого эстонско-русского словаря и переводов православных книг на эстонский язык Ивана Лунина [3] и его жены Анны ур. Бакалдиной.

После окончания в 1873 году дерптской гимназии Н. И. Лунин поступил на медицинский факультет Императорского Дерптского университета, где до 1893 года преподавание велось на немецком языке. Он успешно окончил университет в 1878 году и для «дальнейшего совершенствования» был оставлен при кафедре физиологии. Сначала Н. И. Лунин в течение года стажировался в университетских клиниках Берлина, Парижа, Вены и Страсбурга. Затем, вернувшись в Дерпт, он под руководством доктора химии — в те годы ещё доцента — Густава Бунге (Gustav von Bunge) выполнил своё знаменитое экспериментальное диссертационное исследование, обессмертившее его имя, которое назвал: «Ueber die Bedeutung der anorganischen Salze für die Ernährung des Thieres» («О значении неорганических солей для питания животных») [4] .

Н. И. Лунин взял две группы мышей. Одну кормил натуральным коровьим молоком, а другую — смесью белков, жиров, углеводов и минеральных солей, по составу и в соотношениях полностью соответствовавших коровьему молоку. Вся вторая группа мышей вскоре погибла, что позволило Николаю Ивановичу высказать соображение о содержании в молоке (как, впрочем, и любой другой пище) неизвестных, но необходимых для жизни веществ в крайне малых количествах, которые он условно и назвал «неорганическими солями»:

«… если, как вышеупомянутые опыты учат, невозможно обеспечить жизнь белками, жирами, сахаром, солями и водой, то из этого следует, что в молоке, помимо казеина, жира, молочного сахара и солей, содержатся еще другие вещества, незаменимые для питания. Представляет большой интерес исследовать эти вещества и изучить их значение для питания».

Учёный совет университета во время защиты в 1880 году высказался весьма скептически о значении диссертации Н. И. Лунина. Даже его научный руководитель Г. Бунге отнесся к идее своего ученика с большим сомнением. Тем не менее Н. И. Лунин получил искомую учёную степень доктора медицины и продолжил службу врачом по министерству государственных имуществ Дерпт-Верроского округа.

В 1882 году Н. И. Лунин переехал в Санкт Петербург и в течение трёх лет работал врачом в детской больницы принца Ольденбургского (с 1919 г. больница им. К. А. Раухфуса). В 1885 году в Клиническом институте Великой княгини Елены Павловны для научно-практического совершенствования врачей был образован курс детских болезней [5] который возглавил профессор Владимир Николаевич Рейтц. Он пригласил к себе Николая Ивановича, который оказался одним из первых преподавателей курса, преобразованного впоследствии во вторую в Санкт-Петербурге кафедру детских болезней.

В 1897 году Лунин покинул курс, перейдя в Елизаветинскую больницу для малолетних детей и одновременно возглавив Николаевский детский приют [6] на Тверской ул., д 6. В том же году Николай Иванович занялся активной общественной деятельностью. Он вошёл в состав Собственной Его Императорского Величества канцелярии по учреждениям императрицы Марии (отделение по учреждению институтов императрицы Марии), состоял членом Общества немецких врачей [7] , Общества детских врачей [8] , где председательствовал в период с 1914 по 1920 гг., Русского географического общества.

Перед началом Первой мировой войны Н. И. Лунин был вновь приглашён, на этот раз уже старшим врачом в детскую больницу принца Ольденбургского. В 1919 году, после смерти главного врача Юлия Петровича Серка он возглавил больницу, которая при нём и получила имя её основателя К. А. Раухфуса. В 1925, оставив административный пост, долго работал ведущим консультантом стационара по педиатрии и «горловым, носовым и ушным» заболеваниям.

В 1934 году Лунин стал персональным пенсионером [9] . Он прожил ещё 3 года и скончался 18 июня 1937 года. Похоронен на Волковском лютеранском кладбище рядом с женой, умершей двумя годами ранее, и своим учителем Карлом Андреевичем Раухфусом.

Жена: Герта Карловна ур. Максимо́вич (1865—1935) — дочь ботаника, академика Карла Ивановича Максимо́вича. Похоронена рядом с мужем.

  • 1895—1909 гг.: Знаменская ул., д. 26;
  • 1911—1918 гг.: Кузнечный пер., д. 13;
  • С 1918 г.: Лиговская ул., д. 8 (квартира в здании больницы им. К. А. Раухфуса).

Память о Николае Ивановиче Лунине сохраняется только в Эстонии. Его именем в родном Тарту названы ул. Николая Лунина и пер. Николая Лунина. Продолжением улицы Николая Лунина является ул. Витамийни, названная в честь открытия им витаминов.

Николай Иванович Лунин
Дата рождения 9 мая (21 мая) 1854 ( 1854-05-21 )
Место рождения Дерпт, Лифляндская губерния, Российская империя
Дата смерти 18 июня 1937 ( 1937-06-18 ) (83 года)
Место смерти Ленинград
Страна Российская империя
СССР
Научная сфера педиатрия
Место работы
  • В 1881 году диссертационная работа Н. И. Лунина была опубликована в иностранной печати. Сразу несколько учёных попробовали повторить его опыт, но не нашли никаких отклонений в здоровье мышей, выкармливаемых «лунинским составом». Позже стало известно, что Н. И. Лунин использовал тростниковый сахар, о чём не указал в своей работе. Его последователи использовали молочный сахар дурной очистки, который, как оказалось, содержал витамин В, что и спасло мышей. На многие годы тема была забыта, и даже сам автор больше не возвращался к ней. Только в 20-х годах XX века этой проблемой занялся Фредерик Гоуленд Хопкинс, который в 1929 году «За открытие витаминов, стимулирующих процессы роста» получил Нобелевскую премию. В своей благодарственной речи во время церемонии вручения премии он отметил заслуги Лунина, но приоритет оставил за собой [10] .
  • Когда в 1932 году в Ленинграде проходила 1-я Всесоюзная конференция по витаминам, организаторы не пригласили Лунина [11] . На сайте родной больницы им. К. А. Раухфуса Н. И. Лунин упоминается лишь в контексте того, что был одним из её главных врачей [12] .

  • Широкую известность и авторитет Н. И. Лунин приобрел как врач-педиатр и талантливый клиницист. В 1929 году журнал «Педиатрия» посвятил 50-летнему юбилею врачебной, общественной, научной и преподавательской деятельности Н. И. Лунина отдельный номер, целиком составленный из статей его коллег и учеников [13] .
  • В течение нескольких десятилетий занимался разведением и совершенствованием собак породы «Пойнтер». Пользуясь своим личным методом отбора, воспитания и скрещивания, он получил Пойнтера «лунинского типа», который соединил в себе прекрасный экстерьер с высокими полевыми качествами. Долгие годы Н. И. Лунин был бессменным председателем сектора Пойнтеров в клубе собаководов [14][15] .

Н. И. Лунин является автором более 40 научных работ по педиатрии и ЛОР-болезням.

  • Lunin N. Über die Bedeutung der anorganischen Salze für die Ernährung des Thieres : Inaugural-Dissertation zur Erlangung des Grades eines Doctors der Medicin / verfasst und mit Bewilligung Einer Hochverordneten Medicinischen Facultät der Kaiserlichen Universität zu Dorpat zur öffentlichen Vertheidigung bestimmt von N. Lunin. — Dorpat: H. Laakmann, 1880.
  • Лунин Н. И. К вопросу о лечении противу-дифтеритной сывороткой /(Из Елизавет. клин. детск. больницы). — СПб: тип. М.М. Стасюлевича, 1895. — 14 с.
  • Лунин Н. И. Paracentesis pericardii у 6-летнего мальчика / Читано в Обществе детских врачей 5 ноября 1897 г. — СПб: тип. М.М. Стасюлевича, 1898. — 6 с. — (Из Елизаветинской детской больницы).
  • Лунин Н. И. Syphilis hereditaria pancreatis / Читано в Обществе детских врачей 22 декабря 1899 г. — СПб: тип. М.М. Стасюлевича, 1900. — 14 с. — (Из Елизаветинской детской больницы).
  • Лунин Н. И. К вопросу о лечении и статистике дифтерита / Из дет. больницы принца П. Ольденбургского. — СПб: тип. Я. Трея, 1884. — 35 с.
  • Лунин Н. И. О кровотечениях вслед за удалением носоглоточной железы / Читано в Обществе детских врачей 10 октября 1901 г. — СПб: тип. М.М. Стасюлевича, 1901. — 17 с.
  • Лунин Н. И. Оперативное вмешательство при дифтеритном крупе / Сборник детских болезней /Под ред. М.Л.Абельмана (Ленинград), проф. А.А.Киселя (Москва), проф. М.С.Маслова [и др.]. — Л. : О-во дет. врачей в Ленинграде, 1925. — 64 с.

источник